Мировая финансовая элита пребывает в состоянии серьезного «ступора». Ее «оперативная» часть, Федеральная резервная система США, не в состоянии сформулировать стратегию действий, которая бы устраивала всех участников процесса, что хорошо видно по предложениям о продолжении/прекращении программ эмиссионной накачки экономики США, о чем мы писали в предыдущем тексте. Отметим, что по мере приближения точки принятия решения (в начале ноября, на очередном заседании Комитета по открытым рынкам ФРС), такая позиция не прорисовывается, только в четверг глава Федерального резервного банка Далласа Ричард Фишер подверг резкой критике идею о том, что центральный банк должен обеспечить дополнительную поддержку экономики. И это в тот момент, когда рынки уже начали расти в надежде (надо думать, на чем-то основанной) на начало новой волны эмиссии.
В такой ситуации денежные власти США следуют принципу «годить», который состоит в том, что все сколько-нибудь серьезные решения откладываются «на потом». «Не буди лихо, пока оно тихо»: поскольку никаких острых неприятностей пока не видно (не острых – хоть пруд пруди, но их можно успешно замалчивать), лучше ничего не делать, чтобы ничего не испортить. Вся работа состоит в том, что в некоторых местах, в которых что-то особо неприятно, тихо, аккуратно, не привлекая внимания, принимаются очень локальные, точечные меры. Никакой стратегии, голая тактика.
Несколько иная ситуация у политиков. Они в принципе не могут молчать – поскольку действия или их имитация это и есть доказательство их существования, такова специфика работы, никуда не денешься. Но сегодня, когда каждый день, пусть чуь-чуть, но каждый, жизненный уровень населения падает – они не могут молчать. Только в США, личные банкротства показывают исторические рекорды, количество отобранных из-за невозможности платить ипотеку домов тоже рекордное, зарплаты падают, кредиты не выдают … Политик в такой ситуации обязан не просто что-то сказать, но предъявить программу действий, которая будет воспринята обществом (электоратом) как возможный путь к выходу.
Отметим, что в США в этом смысле еще не самая плохая ситуация. Европа, чье благосостояние зависит от экспорта в США, находится куда в более тяжелом состоянии. Да, пока, локально, за счет снижения курса евро после долгового кризиса в Греции, они несколько исправили ситуацию, но это только локально. Дальше будет только хуже, особенно если учесть, что масштаб бюджетных социальных программ в Евросоюзе сильно выше, чем в США, а евро снова растет. И попытки сократить эти программы уже вызвали массовые протесты.
Но мировую экономику политики описывать самостоятельно не могут – у них другая профессия. Значит, они должны пользоваться услугами экспертов, которые все, как один, монетаристы. То есть описывают экономику на своем, монетаристском «языке», который исходит из примата финансовой сферы, анализа финансовых потоков. На этом языке реальные кризисные процессы вообще не описываются (я помню, как лет 8-9 назад, еще до создания сайта worldcrisis.ru, я спорил на каких-то форумах в интернете о ситуации в экономике и мне, что называется, «на голубом глазу» объясняли, что термина «структурный кризис» нет в экономике, а потому, все мои расчеты – полная чушь), а причиной кризиса объявляются проблемы в финансовой сфере. Соответственно, в рамках такой концепции те политики, положение которых в их странах особенно опасно, должны выходить на мировой уровень с требованием реформы финансовой системы.
И вот, из стран «первой десятки», такую проблему сформулировала Франция, которая объявила на том, что она настаивает на реформе мировой валютной системы. Об этом заявила министр финансов страны Кристин Лагард, выступая перед экспертным сообществом в Вашингтоне на ежегодной встрече МВФ и Всемирного банка. Министр заявила, что Париж намеревается сделать реформу своей ключевой целью в период годичного председательства в «Большой двадцатке», которую Франция возглавит в ноябре.
В частности, К.Лагард заявила, что недавние валютные интервенции некоторых стран, в особенности Китая, Японии и Южной Кореи, лишь подчеркивают необходимость улучшения сотрудничества между правительствами. По ее словам, Парижу есть, что предложить, в сфере реформирования мировой валютной системы. Со своих идей Франция намерена начать дискуссию «для создания чего-то лучшего, чем то, что есть сейчас», — отметила К.Лагард.
Отметим, что никакой конкретики в словах Лагард нет. Скорее всего, это – не случайно. Дело в том, что современный кризис финансами не вылечишь. Но это заявление – не попытка что-то решить в реальности, это способ дать президенту Франции Саркози возможность перенести дискуссию за пределы своей страны, автоматически снимая с себя политическую ответственность за состояние социальных программ внутри нее. Разумеется, полностью снять ее не получится, но можно активно апеллировать к внешним факторам и демонстрировать соответствующую активность – что может немного помочь Саркози, у которого уже и выборы достаточно скоро.
А для мировой финансовой элиты это еще одна неприятность – Саркози, вынуждаемый внутриполитической ситуацией, неминуемо будет поднимать опасные и сложные вопросы, отвечать на которые не получается. Но и с замалчиванием их будут теперь проблемы – поскольку проблемы мировой финансовой элиты носят для национального политика Саркози ярко выраженное второстепенное значение. А значит, «годить» станет существенно труднее. Точка принятия принципиальных решений приближается все ближе и ближе.

Михаил Хазин

Источник worldcrisis.ru

Эта запись была опубликована 10.10.2010в 5:36 пп. В рубриках: Бухгалтерия, Политика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.