Летом 1954 года, Барнаул, столица Алтайского края, стал ареной массовых межэтнических столкновений. В одной из песен В. Высоцкого были такие слова: «Вот бьют чеченов, немцы из Поволжья, а место битвы — город Барнаул». Эти строки как раз относятся к этим событиям. Только немцы здесь не причем, а вот чеченцы и другие кавказцы были одной из сторон конфликта.
22 августа 1954 года двое солдат-чеченцев подрались со строителем, который затем направился в Клуб железнодорожников, смотреть кино. В скором времени в клуб ворвались несколько десятков солдат из расположенных поблизости двух строительных батальонов. Солдаты сняли ремни и стали пряжками без разбору избивать всех присутствующих, ломали киноаппаратуру и мебель. Находившийся у здания клуба милицейский патруль из трех человек ничего с происходящим поделать не мог.

Ночью милиция и военная комендатура задержали около 40 солдат, находившихся в самоволке. Между тем по Барнаулу стали  распространяться слухи о том, что во время драки в клубе солдатами-чеченцами убит ребенок… По другим слухам в районе бараков на Калининском проспекте у Котельного завода была то ли убита, то ли изнасилована девушка солдатами азербайджанцами.
Утром 23 августа возбужденные слухами рабочие со строек и ближайших предприятий стали собираться  у строящейся ТЭЦ-2. В городе отлавливали одиночных солдат, и всех кто был похож на кавказцев избивли. К полудню в районе ТЭЦ-2 собралась уже большая толпа рабочих. Она двинулась к казармам строительных батальонов. Рабочие смяли заслон из 60 милиционеров, и ворвались в казармы. Завязалась массовая драка, с применением всего, что попадалось под руку.
Около 100 солдат, смогли прорваться через оцепление в жилые районы Барнаула, где избивали прохожих и били окна. В течение всего дня 23 августа рабочие Барнаульских заводов собираться организованными группами, отлавливали и избивали солдат кавказцев.

В районе площади Октября горел рынок, находившийся за клубом Меланжевого комбината, происходили столкновения рабочих  (в основном с завода «Трансмаш») со стройбатовцами.
Для прекращения беспорядков в город направлены дополнительные силы милиции. Между казармами, жилыми и промышленными кварталами  были введены усиленные патрули милиции и военных. На улицах города было найдено избитыми 22 солдата строительных батальонов, пятеро из них к утру 24 августа умерли. В местную больницу с тяжелыми травмами поступили двое рабочих.
Учитывая напряженную обстановку в Барнауле строительные батальоны были выведены из города.

Александр Лир

Использованная литература:

А. Александров «Соловей, соловей-пташечка» Барнаул, 2005, с. 29-30

В. Козлова «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг.


Эта запись была опубликована 21.08.2010в 3:06 пп. В рубриках: Алтай, История, Общество. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

1 комментарий

  1. 04.11.2010 в 2:16 дп


    Вот текст песни вынесенный в заголовок:
    В. Высоцкий. ЛЕТЕЛА ЖИЗНЬ. 1977

    Я сам с Ростова, а вообще подкидыш —
    Я мог бы быть с каких угодно мест, —
    И если ты, мой Бог, меня не выдашь,
    Тогда моя Свинья меня не съест.

    Живу — везде, сейчас, к примеру, — в Туле.
    Живу — и не считаю ни потерь, ни барышей.
    Из детства помню детский дом в ауле
    В республике чечено-ингушей.

    Они нам детских душ не загубили,
    Делили с нами пищу и судьбу.
    Летела жизнь в плохом автомобиле
    И вылетала с выхлопом в трубу.

    Я сам не знал, в кого я воспитаюсь,
    Любил друзей, гостей и анашу.
    Теперь чуть что, чего — за нож хватаюсь, —
    Которого, по счастью, не ношу.

    Как сбитый куст я по ветру волокся,
    Питался при дороге, помня зло, но и добро.
    Я хорошо усвоил чувство локтя, —
    Который мне совали под ребро.

    Бывал я там, где и другие были, —
    Все те, с кем резал пополам судьбу.
    Летела жизнь в плохом автомобиле
    И вылетела с выхлопом в трубу.

    Нас закаляли в климате морозном,
    Нет никому ни в чем отказа там.
    Так что чечены, жившие при Грозном,
    Намылились с Кавказа в Казахстан.

    А там — Сибирь — лафа для брадобреев:
    Скопление народов и нестриженных бичей, —
    Где место есть для зеков, для евреев
    И недоистребленных басмачей.

    В Анадыре что надо мы намыли,
    Нам там ломы ломали на горбу.
    Летела жизнь в плохом автомобиле
    И вылетала с выхлопом в трубу.

    Мы пили все, включая политуру, —
    И лак, и клей, стараясь не взболтнуть.
    Мы спиртом обманули пулю-дуру —
    Так, что ли, умных нам не обмануть?!

    Пью водку под орехи для потехи,
    Коньяк под плов с узбеками, по-ихнему — пилав, —
    В Норильске, например, в горячем цехе
    Мы пробовали пить стальной расплав.

    Мы дыры в деснах золотом забили,
    Состарюсь — выну — денег наскребу.
    Летела жизнь в плохом автомобиле
    И вылетала с выхлопом в трубу.

    Какие песни пели мы в ауле!
    Как прыгали по скалам нагишом!
    Пока меня с пути на завернули,
    Писался я чечено-ингушом.

    Одним досталась рана ножевая,
    Другим — дела другие, ну а третьим — третья треть…
    Сибирь, Сибирь — держава бичевая, —
    Где есть где жить и есть где помереть.

    Я был кудряв, но кудри истребили —
    Семь пядей из-за лысины во лбу.
    Летела жизнь в плохом автомобиле
    И вылетела с выхлопом в трубу.

    Воспоминанья только потревожь я —
    Всегда одно: «На помощь! Караул!..»
    Вот бьют чеченов немцы из Поволжья,
    А место битвы — город Барнаул.

    Когда дошло почти до самосуда,
    Я встал горой за горцев, чье-то горло теребя, —
    Те и другие были не отсюда,
    Но воевали, словно за себя.

    А те, кто нас на подвиги подбили,
    Давно лежат и корчатся в гробу, —
    Их всех свезли туда в автомобиле,
    А самый главный — вылетел в трубу.

    Автор: superviser

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.