Корейская война. Пленные китайцы.Корейский остров Кочжедо,  расположенный у южного побережья страны, стал одним из символов зверств американцев в Корейской войне. Лагерь военнопленных получил заслуженное название «американский Майданек».

Сумевший бежать из лагеря на Кочжедо сержант корейской Народной армии Че Сон Ок пишет в газете «Чосон инмингун»: «Ужасы, которые я пережил на острове Кочжедо и которые ещё терпят там наши братья, попавшие в руки американских фашистов, не поддаются никакому описанию. Американский плен — это ад… Лагерь N 72, расположенный на Кочжедо, где я находился, — это сплошная цепь тёмных и грязных бараков с голыми нарами и сырым воздухом, это восемнадцать камер пыток, шесть так называемых парильных камер, в которых американские экзекуторы при невыносимой температуре причиняют «бунтовщикам» из числа пленных мучительные страдания, нередко оканчивающиеся смертью, это четыре виселицы, сооружённые для наказания и устрашения…».

С точки зрения войск ООН условия содержания в концлагерях были немногим лучше, чем жизненные условия, в которых корейцы жили дома, но это была стереотипная точка зрения, основанная на мифах о «диком Востоке».

Плотность размещения заключённых на острове была в четыре раза больше той, которая считалась приемлемой в федеральных тюрьмах США. Из-за этого там вспыхивали постоянные эпидемии, многие болели бронхитом, пневмонией, дизентерией и туберкулёзом. Раны многих заключённых оставались открытыми и кровоточили. Все были завшивленными.

Солдаты и офицеры войск ООН не считали пленных за людей. По высказыванию одного из тюремщиков: «Конгресс всё равно никогда не ратифицирует Женевскую Конвенцию» и потому все правила гуманного обращения с пленными можно игнорировать . Охрана лагерей состояла из людей не лучшего качества и назначение в эту охрану было не престижно. Отсюда пьянство, азартные игры, низкая мораль и вытекающее из этого жестокое обращение с заключёнными.

Ким Ён Сик пишет: «Американские Джи-Ай бранятся на пленных, бьют их и плохо к ним относятся. Больно смотреть на нашего соотечественника, к которому иностранцы относятся как к животному, — но мы мало что можем сделать. К нам самим относятся не лучше, чем к военнопленным» . С ним согласен майор Д. Р. Бэнкрофт: «Все американские солдаты рассматривали пленных как скот… Они… относились к ним, даже к калекам с тяжёлыми ранами, чрезвычайно грубо».

9-го июня 1952 года газета «Правда» обвинила американцев не только в насильственном удержании заключённых с тем, чтобы они не могли быть репатриированы, но и в пытках и использовании газовых камер.

В конце войны, когда шли переговоры о перемирии в Корее , американцы старательно затягивали переговоры, утверждая, что среди военнопленных немало таких корейцев и китайцев, которые не хотят возвращаться на родину.

Параллельно с переговорами о заключении перемирия в Паньмыньчжоне американское военное командование с помощью представителей южнокорейского правительства и тайваньских властей проводило в лагерях для военнопленных систему мероприятий, имевших целью заставить военнопленных китайцев и корейцев отказаться от репатриации. В лагерях, в нарушение Женевских конвенций, проводились принудительные отборы и опросы, против военнопленных применялось оружие.

Американская администрация лагеря на Кочжедо, применяя пытки и истязания, заставляли военнопленных подписывать заявления, что они якобы не желают возвращаться домой и «выбирают свободу».

Факты применения американским командованием оружия против военнопленных китайцев и корейцев привела в своем докладе комиссия Международного Красного Креста, расследовавшая события в лагере № 62 на острове Кочжедо. В докладе комиссии сказано, что только за один день, 18 февраля 1952 года, американскими войсками было убито и ранено более 360 пленных китайцев и корейцев.

10 апреля 1952, когда группа американских медиков вошла в один из бараков, чтобы изъять оттуда больных и раненных, была захвачена толпой заключённых. Комендант лагеря Додд отправил около сотни солдат, которые открыли стрельбу, причём в перестрелке пострадало несколько своих. Во время другого инцидента, когда пленные попытались без дозволения выйти за ворота барака их остановили  пулемётным огнём.

8 мая 1952 года  военнопленные, в зоне содержания китайцев, блокировали коменданта лагеря Додда и потребовали от него немедленного прекращения пыток, истязаний и убийств, производимых с целью принудить пленных бойцов и офицеров корейской Народной армии и китайских народных добровольцев отказаться от возвращения на родину и принудить их вступить в войска американских захватчиков.

Назначенный вместо генерала Додда новый комендант лагеря генерал Колсон в своём ответе военнопленным заявил: «…Я признаю, что имели место случаи кровопролития, когда многие военнопленные были убиты и ранены войсками Объединённых Наций».

Это признание генерала Колсона вызвало замешательство и растерянность в правящих кругах США. За сделанные им признания Колсон был смещён с поста коменданта.

Корреспондент агентства Юнайтед Пресс тогда сообщал с острова Кочжедо, что новый комендант генерал Хейден Боутнер приказал создать вокруг лагерей огневые позиции, что там «постоянно дежурят грузовики с установленными на них счетверёнными пулемётами калибра «50»; двадцать два танка с находящимися на борту экипажами готовы к действиям в любой момент…»

Против восставших военнопленных бросили американских десантников в сопровождении 6 танков. Боутнер стремился как можно скорее взять бараки под контроль. Тем не менее  для наведение порядка потребовалось несколько недель. В лагере шли настоящие бои, во время которых погибло 150 военнопленных.

В октябре 1952 года в лагере произошло новое восстание. Усиленный батальон американских пехотинцев подавил бунт пяти тысячи китайцев.

Эта запись была опубликована 18.02.2013в 12:40 дп. В рубриках: История. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой комментарий или трекбек со своего сайта.

Оставьте свой комментарий

Примечание: Осуществляется проверка комментариев, и это может задержать их публикацию. Отправлять комментарий повторно нет необходимости.